Гражданский контроль в Перми ГРАЖДАНСКИЙ КОНТРОЛЬ В ПЕРМИ

Пермская гражданская палата
Пермский региональный правозащитный центр
Ассоциация гражданских инспекторов

О проекте
О проекте
Опыт и технологии
Технологии
Законодательство, нормативная база
Документы
Библиотека
Библиотека
Ассоциация гражданских инспекторов
АГИ
Консультационная служба
Консультации
Вестник гражданского контроля
Вестник

Главная / Документы

Заключение на проект Федерального закона "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности"

1. Представленный проект Федерального закона направлен на реализацию ст. 23 и 142 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, а также соответствует целям, сформулированным в общем виде в ст. 17 Федерального закона "Об общественных объединениях". Безусловно, российская общественность должна оказывать помощь государству в обеспечении прав и свобод человека и гражданина.

Функция общественного контроля за деятельностью администрации органов и учреждений, исполняющих наказания и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрации мест содержания задержанных и заключенных под стражу является необходимым элементом правового режима в демократическом государстве. Как известно, законодательство РСФСР регламентировало формы осуществления постоянного общественного контроля за деятельностью исправительно-трудовых учреждений и иных, аналогичных им учреждений.

На современном этапе представляется весьма желательным на новой основе, но с учетом опыта прошлого, решить вопрос об организации общественного контроля в деятельности учреждений и органов, применяющих меры государственного принуждения.

2. При общей положительной оценке идеи рассматриваемого законопроекта возникает ряд вопросов, требующих дальнейшего уяснения, а также, возможно, поиска новых конструктивных подходов к формированию органов общественного контроля.

Вызывает, в частности, сомнение предлагаемое решение об организации общественных наблюдательных комиссий в каждом субъекте Российской Федерации под эгидой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

На фоне образования в субъектах РФ комиссий по вопросам помилования и тем самым определенной децентрализации указанной функции не очень убедительно выглядит предложение о централизации полномочий по формированию наблюдательных комиссий в лице Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации как гаранта государственной защиты прав и свобод граждан.

Но гарантами государственной защиты прав и свобод человека и гражданина должны быть также уполномоченные по правам человека в субъектах РФ (если они созданы) и тем более законодательные органы субъектов РФ. Ведь нельзя исключать эти органы из сферы контроля за учреждениями и органами, исполняющими наказания, хотя последние находятся в федеральном подчинении по линии Минюста России и его уголовно-исполнительной системы.

Кроме того, если будет сочтено необходимым поручить российскому Уполномоченному формировать общественные наблюдательные комиссии в регионах, возникает проблема внесения изменений в Федеральный конституционный закон "Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации". Указанный Закон на предусматривает полномочий Уполномоченного по формированию каких-либо органов, кроме его служебного аппарата. Таким образом, целесообразно было бы обсудить вопрос о вовлечении законодательных органов субъектов РФ в процесс формирования наблюдательных комиссий.

3. В проекте недостаточно четко прописан механизм формирования представителей в состав наблюдательных комиссий от общественных объединений. Ныне в России зарегистрированы объединения, в уставах которых упоминается в качестве цели их деятельности защита прав человека на федеральном, региональном и местном уровнях. Поэтому требует решения вопрос о том, какие из этих объединений, например, общероссийских, имеющих территориальные отделения, либо только региональных, а также местных правозащитных организаций вправе будут выдвигать своих представителей в наблюдательные комиссии.

Если авторы законопроекта имеют в виду только правозащитные организации, то об этом надо сказать более четко и определить их "территориальный" уровень.

4. На наш взгляд, полномочия наблюдательных комиссий в проекте рассматриваемого Федерального закона отражены достаточно полно, в том числе и относительно широкого набора "мест принудительного содержания" граждан. В Законе РФ "О милиции" никаких препятствий к осуществлению общественного контроля в местах содержания административно задержанных лиц и в местах отбывания административного ареста не содержится. Равным образом, это касается и центров временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей.

Оснований рассматривать общественный контроль за деятельностью администрации учреждений и органов, осуществляющих принудительное содержание соответствующих лиц, как вторжение в деятельность государственных органов нет, поскольку такая ситуация прямо предусмотрена упомянутыми выше нормами УИК РФ и не запрещена ни одним правоохранительным законом.

5. Наряду с суждениями общего характера представляется целесообразным обратить внимание на недостатки формулировок в отдельных статьях законопроекта.

1) В ст. 1 следовало бы дать понятие "орган общественного контроля", поскольку из содержания статей 2, 4, 5 недостаточно прослеживается специфика наблюдательных комиссий в отличие от общественных объединений в целом, которые в контексте Закона могут также рассматриваться как органы общественного контроля.

По видимому, авторы законопроекта придерживаются иной позиции.

2) Следовало бы уточнить ссылки на законы в ст. 3 проекта, учитывая замечание по поводу ФКЗ "О Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", который не позволяет сделать прямой вывод о возможности Уполномоченного учреждать органы общественного контроля. С другой стороны, следовало бы упомянуть ФЗ "Об общественных объединениях" и УИК РФ.

3) Вряд ли во всех статьях Общих положений нужно одновременно упоминать "общественный контроль" и "содействие общественных объединений деятельности мест принудительного содержания".

4) В ст. 4 и далее по тексту следовало бы указывать на общественный контроль за деятельностью администрации мест принудительного содержания и содействие деятельности этих мест со стороны общественных объединений.

5) В ст. 5 нецелесообразно применять новый термин - "общественный контролер".

6) Ограничения, предусмотренные в части 4 ст. 5 проекта, по-видимому, должны касаться и лиц, проходящих службу в таможенных и иных правоохранительных органах.

7) Представляется нецелесообразным вводить нормы о порядке приостановления полномочий членов наблюдательных комиссий (ст. 8), механически перенося на них статус судей. Аналогичное замечание следует сделать и по тексту ст. 9.

8) В ст. 12 согласовать терминологию: "начальники мест" или "администрация мест" (пункты "б", "в", "д" и др. части 1).

9) В ст. 14 "состыковать" части 1 и 2 статьи по субъектам, которым направлены материалы, и которые должны принимать меры по устранению выявленных нарушений.

10) В ст. 20 уточнить текст, имея в виду, что надзор возлагается на Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров в соответствии с Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации".

В заключение следует отметить, что авторами законопроекта проведена большая аналитическая работа, позволившая сформулировать ряд важных положений, касающихся общественного контроля в столь острой сфере, как применение государственного принуждения. Поэтому подготовка законопроекта должна быть продолжена в целях обеспечения успешного его прохождения в законодательных инстанциях.

Кандидат юридических наук, Заслуженный юрист РФ Салищева Н.Г.,
Региональная общественная организация Независимый экспертно-правовой совет
cile@rc.msu.ru

О проекте Технологии Документы Библиотека АГИ Консультации Вестник

© "Ассоциация гражданских инспекторов"
614000, г. Пермь, ул. Большевистская, д. 120а, оф. 308,
тел. (3422) 36-40-63, 36-43-54, e-mail: palata@prpc.ru

На сайт ПРПЦ-ПГП

Рейтинг ресурсов УралWeb