Гражданский контроль в Перми ГРАЖДАНСКИЙ КОНТРОЛЬ В ПЕРМИ

Пермская гражданская палата
Пермский региональный правозащитный центр
Ассоциация гражданских инспекторов

О проекте
О проекте
Опыт и технологии
Технологии
Законодательство, нормативная база
Документы
Библиотека
Библиотека
Ассоциация гражданских инспекторов
АГИ
Консультационная служба
Консультации
Вестник гражданского контроля
Вестник

Главная / Опыт и технологии / "Общественный контроль в России. Практика и методики"

Общественный контроль в России. Практика и методики

Блок 1. Общественный контроль исправительных учреждений УИС

 

Горелик А.С.[*] Юридическая клиника по работе с осужденными (Красноярский край)

Работа по бесплатному оказанию правовой помощи гражданам силами юристов - преподавателей и студентов в г. Красноярске осуществляется с 1994 г., вначале в рамках общественной правозащитной организации Фонд "Правовая защита" (с 1997 г. - Общественный комитет по защите прав человека), впоследствии в виде деятельности Юридической клиники при Юридическом институте Красноярского государственного университета.

Основные цели - традиционные для клиник: оказание бесплатной правовой помощи малоимущим и обучение студентов на практических делах.

Одной из основных форм является устный прием граждан в 4-5 общественных приемных, в которые обращаются все желающие по вопросам гражданского, жилищного, семейного, трудового, пенсионного, уголовного права.

С 1998 г. ведется прием осужденных в колониях. Создание этого направления вызвано тем, что в регионе в ведении ГУИН МЮ РФ по Красноярскому краю находится 36 учреждений уголовно-исполнительной системы (исправительные колонии всех видов, из них 1 женская, 1 воспитательная для несовершеннолетних, 1 тюрьма, 6 СИЗО), в которых содержатся 30 тыс. осужденных (в том числе непосредственно на территории г. Красноярска 4 мужских и 1 женская колонии).

Договоренность об организации визитов достигнута при встрече с начальником ГУИН МЮ РФ по Красноярскому краю генерал-лейтенантом В.К. Шаешниковым. Руководство ГУИН отнеслось к идее положительно.

Для организации работы была образована группа студентов-добровольцев. Их подготовка к визитам в колонии проводится на занятиях по спецкурсам, где, помимо общих методик интервьюирования и консультирования клиентов, изучаются особенности работы с осужденными с учетом их психологии и правового положения.

Перед визитом Общественный комитет направляет официальное письмо на имя начальника с указанием учреждения, даты визита, персонального состава группы студентов. На этом основании выдается разрешение, в колонии объявляется информация о предстоящем визите (если желающих попасть на прием оказывается много, то может производиться предварительная запись, но, как показывает практика, студенты принимают всех желающих).

Вход в колонию происходит на основании разрешения и при предъявлении студентами паспортов. Перед посещением сотрудники колонии проводят инструктаж о правилах поведения, причем строго соблюдаются требования: ничего осужденным не передавать и ничего у них не брать для выноса с территории, в том числе документы, необходимые для решения правовых вопросов (документы осужденный должен послать по почте через спецчасть).

В колонии студенты разбиваются на группы по 2 человека и ведут прием без контроля со стороны сотрудников колонии, которые лишь наблюдают со стороны, вмешиваться они могут лишь при возникновении конфликтных ситуаций (которые, кстати, не возникали).

В колониях, расположенных в г. Красноярске, а также в воспитательной колонии для несовершеннолетних в г. Канске прием проводится 1-2 раза в месяц. Совершаются выезды и в другие колонии, но редко, так как они разбросаны на большой территории (для справки - территория края равна четырем Франциям). За 2004 г. было осуществлено 23 посещения, во время которых было принято более 800 осужденных.

Другая форма оказания правовой помощи - дистанционное (письменное) консультирование осужденных. И на устном приеме, и в письмах осужденные обращаются с разнообразными вопросами и просьбами. Часть обращений касается гражданского, жилищного, семейного, трудового, пенсионного законодательства, в них содержатся просьбы оказать помощь в получении наследства, сохранении права на жилище на время отбывания лишения свободы и т.д. В подобных случаях студенты либо дают разъяснения, либо - если права заявителя действительно нарушены - предлагают оказать правовую помощь по доверенности на ведение гражданского дела, а затем оформляют исковые заявления, выступают в судах.

Но чаще всего обращения касаются уголовных дел с просьбами разъяснить содержание закона или оказать правовую помощь в отмене или изменении приговора.

В процессе дистанционного консультирования необходимо, как и при устном консультировании, уяснить суть проблемы, изучить документы, выработать правовую позицию, принять решение и выполнить необходимые действия по оказанию правовой помощи. Однако есть и некоторые особенности, отличающие работу по письмам от устного приема.

Во-первых, практически невозможно непосредственное общение с клиентом (кроме редких случаев посещения колонии), то есть отсутствует этап интервьюирования.

Во-вторых, консультирование также проводится письменно, путем направления клиенту запросов, если необходимо уточнить какие-либо факты, позицию заявителя или получить дополнительные документы.

В-третьих, ответ дается в письменном виде, что значительно труднее, чем при устных консультациях. Поэтому одна из дополнительных задач - обучить студентов составлению письменных документов, что является важным элементом подготовки юриста-профессионала.

Поступившие письма регистрируются и передаются студентам для подготовки ответа. Студент, изучив материалы, вырабатывает свою позицию и докладывает ее куратору (преподавателю или опытному студенту-старшекурснику); возможно и коллективное обсуждение сложных случаев группой студентов. В результате принимается решение и студент готовит проект письменного ответа, который представляет куратору. Подписывает ответы руководитель клиники.

Письма, касающиеся уголовных дел, можно разделить на две группы. Первая - просьбы дать разъяснение, например, порядка направления надзорных жалоб, условно-досрочного освобождения, погашения судимости, применения амнистии или помилования. В 2004 г. типичными стали вопросы о приведении приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. В этих случаях иногда можно ограничиться разъяснением. Но нередко вопросы связаны с обстоятельствами конкретного дела, поэтому нужно проявлять осторожность, так как ответ может зависеть от некоторых деталей, о которых автор не сообщает - то ли намеренно, то ли не считает их существенными. В результате ответ может оказаться неправильным. Поэтому даже на такие письма лучше отвечать, изучив документы.

Второй, наиболее часто встречающийся вид обращений, - просьбы оказать правовую помощь. В таких случаях ответ можно дать только после изучения копий документов - в первую очередь, приговора и (или) постановления о приведении приговора в соответствие с новым законом, а также последующих решений (кассационного определения, отказа в удовлетворении надзорной жалобы). Эти документы очень важны, так как они, наряду с жалобой, будут предметом оценки ее обоснованности. Если они не присланы, то необходимо послать автору запрос и, пока документы не поступят, не следует обсуждать возможные варианты, давать какие-либо оценки, советы или обещания.

Нередко жалобы бывают длинными, они содержат общие рассуждения о работе следствия и судов, рассказы, что и когда говорил следователь или судья, и другую информацию, которую практически нельзя использовать. Поэтому при изучении письма нужно выделить только значимые вопросы. Затем изучить документы и сделать вывод, есть ли в приговоре существенные ошибки, которые могут повлечь его отмену или изменение. Причем проверять правильность приговора нужно не только по тем вопросам, которые поставлены в письме. Иногда мы обнаруживаем ошибки, о которых осужденный не подозревает и не пишет о них. Например, автор пишет, что его вина не доказана или что было состояние обороны либо аффекта, мы с этим не согласны, но обнаружили другую ошибку (при назначении наказания не учтены смягчающие обстоятельства и т.д.).

Предметами оценки являются: факты, установленные в приговоре; объяснения осужденного, которые он давал на следствии и в суде, как они указаны в приговоре; доводы, приведенные в письме; юридическая квалификация содеянного; размер наказания и его обоснование; соблюдение уголовно-процессуальных норм.

Если в результате анализа не находим оснований для поддержки жалобы, то сообщаем об этом заявителю, возвращаем присланные документы и разъясняем, каким образом заявитель может самостоятельно обращаться с надзорными жалобами.

Подготовка письменного ответа - работа трудоемкая и ответственная. Читать его наверняка будет не только автор письма, он покажет его другим осужденным, обсуждать его будут очень придирчиво, обращая внимание на каждое слово, а иногда и букву. Поэтому, во-первых, ответ должен быть абсолютно грамотным, включая расстановку знаков препинания. Во-вторых, он должен быть понятным, поэтому не следует злоупотреблять юридическими терминами и цитированием законов, лучше объяснить их смысл простыми словами (особенно если по письму видно, что его автор не очень грамотный человек). В-третьих, ответ должен быть полным, т.е. в нем должны быть освещены все конкретные вопросы, поставленные в письме. Наконец, он должен быть аргументированным, со ссылками на фактические обстоятельства и на соответствующие нормативные акты.

Многие жалобы касаются оценки доказательств, осужденные пишут, что они невиновны, свидетели давали ложные показания и т.д. Мы считаем, что, как правило, не должны вмешиваться в эти вопросы, так как у нас нет оснований утверждать, каким доказательствам верить, а каким нет, или какие доказательства считать достаточными. Поэтому в ответах мы указываем, что в жалобе речь идет об оценке доказательств, то есть кому верить, а кому нет, при этом обязательно указываем фамилии потерпевшего или свидетелей, на которых имеются ссылки в приговоре (это делается для того, чтобы ответ был индивидуализирован и было видно, что документы изучены). После этого пишем, что в соответствии со ст. 17 УПК РФ оценка доказательств производится судом по своему внутреннему убеждению, другую оценку может дать только вышестоящий суд, куда осужденный может обратиться самостоятельно, а наша организация этими вопросами не занимается.

При этом не следует делать вывод о виновности или невиновности заявителя, так как мы не судьи. Основной смысл ответа: мы не входим в обсуждение вопроса о доказанности, то есть, не утверждаем, виновен заявитель или нет.

Если в жалобе идет речь о вопросах уголовного права, но закон не был нарушен, то в ответе приводятся аргументы, на основании которых жалоба отклонена. Например, среди осужденных распространены слухи о том, будто применение амнистии всегда влечет автоматически снятие судимости. Приходится объяснять, что это не так. Многие жалобы основаны на непонимании пределов компетенции суда снизить наказание при приведении приговора в соответствие с изменениями УК - например, осужденные полагают, что если из квалификации исключена неоднократность, то обязательно должно последовать снижение наказания. В этих случаях нужно понятно объяснить, что суд по месту исполнения приговора не имеет права снижать наказание, если его размер находится в пределах санкции нового закона, и что для такого снижения нужно обратиться с жалобой в порядке надзора не на это постановление суда, а на сам приговор.

Более ответственная работа предстоит, когда обнаружена ошибка и необходимо обратиться в суд или прокуратуру с просьбой о проверке приговора, то есть поддержать жалобу. В соответствии со ст. 402 УПК РФ суд рассматривает надзорные жалобы только тогда, когда они адресованы непосредственно в соответствующий суд. Поэтому если письмо адресовано в нашу организацию, то мы посылаем автору предложение переписать жалобу на имя председателя суда и выслать ее нам, чтобы мы могли направить ее в суд с нашим обращением (для обращений в прокуратуру это требование не является обязательным). При этом мы указываем, что осужденный может писать в жалобе все, что считает нужным, но советуем, о чем следует написать обязательно, так как будем поддерживать жалобу именно по этим вопросам.

Текст обращения в суд содержит некоторые обязательные элементы, расположенные в определенном порядке.

Вначале указывается, приговором какого суда от какого числа и кто осужден, по какой статье УК РФ и к какому наказанию. Если лицо осуждено по нескольким статьям УК РФ, то указывается наказание по каждой статье отдельно и окончательное по совокупности, назначенное на основании ст. 69 или 70 УК. Затем излагается содержание обвинения - за что осужден. При этом не следует цитировать эту часть приговора полностью - достаточно выделить главные признаки деяния. Например, не нужно подробно переписывать все похищенные вещи (достаточно указать их общую стоимость) или все телесные повреждения, нанесенные потерпевшему, с детальным описанием их медицинских признаков. Еще один совет: не воспроизводить дословно грамматические и стилистические ошибки, которые нередко встречаются в текстах приговоров.

После этого следует указать, с чем мы не согласны в приговоре, со ссылкой на закон, который нарушен. В сложных случаях требуется глубокий анализ, ссылки на нормативные акты, постановления Пленума Верховного Суда РФ, а иногда и на его практику. Возможны также ссылки на прецеденты Европейского Суда по правам человека. Наконец, в обращении излагается просьба о проверке дела в порядке надзора и изменении или отмене приговора.

Подготовленное таким образом обращение направляется в суд (или прокуратуру). К нему прилагаются жалоба осужденного на имя председателя суда и документы. Можно послать по почте, но лучше на личном приеме, который ведут помощники руководителей суда субъекта Федерации. Заявителю сообщается о направлении его жалобы и нашего обращения в суд, причем подчеркивается, в какой части мы поддержали его жалобу.

После подачи жалобы мы отслеживаем ее прохождение и результаты рассмотрения. Поскольку общественные организации и юридические клиники не обладают процессуальным статусом, суды не обязаны отвечать нам на жалобы осужденных. Однако имеется договоренность с руководством суда о том, что канцелярия передает нам копии либо ответа заявителю об отказе в удовлетворении жалобы, либо постановления надзорной инстанции об изменении приговора. Видимо, договориться об этом несложно и в других регионах, особенно если к руководству суда обратится руководитель юридического факультета или клиники.

Если судья отказал в удовлетворении жалобы, но ответ признан неубедительным, то решается вопрос о повторном обращении к председателю суда либо затем в Верховный Суд РФ, о чем сообщается заявителю, и собирается вновь необходимый пакет документов (новая жалоба и т.д.). Если же жалоба была удовлетворена и приговор (постановление) изменен или отменен, то об этом сообщается заявителю, а информация помещается в рубрике "Клиника начинает и выигрывает", где указывается, кто из студентов готовил обращение, кратко суть дела, выявленные ошибки и судебное постановление, которым они исправлены.

Много можно сказать о типичных ошибках, которые мы выявляем в приговорах и добиваемся их исправления. Однако ввиду ограниченного объема публикации остановимся лишь на некоторых из них.

Нередко встречаются ошибки, связанные с неверной квалификацией преступления как совершенного группой лиц по предварительному сговору. Следователи и судьи рассуждают просто: в преступлении участвовало два лица, у них был предварительный сговор - значит, действия обоих следует квалифицировать как совершенные группой лиц. На самом же деле нужно еще учитывать роли каждого участника - для квалификации преступления как совершенного группой нужно, чтобы в совершении преступления участвовало хотя бы два соисполнителя. Если же только один был исполнителем, а второй подстрекателем или пособником, то группы нет и содеянное нужно квалифицировать не по ч. 2, а исполнителя - по ч. 1, другого соучастника - по ст. 33 и ч. 1 соответствующей статьи УК (например, о хищении).

Типичный пример. А. похитил у потерпевшего паспорт и сберегательную книжку и уговорил Б. получить чужой вклад. С этой целью они вклеили в паспорт Б. фотографию владельца вклада, вместе подъехали к отделению банка, А. остался на улице, а Б. пытался получить вклад, но был разоблачен. Районный суд квалифицировал действия обоих как покушение на хищение путем мошенничества, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Однако группового хищения в данном случае не было, так как исполнителем был один Б., а А. выполнял роли подстрекателя и пособника. По инициативе клиники ошибка была исправлена.

Часто суды при назначении наказания не учитывают смягчающие обстоятельства, указанные в ст. 61 УК РФ, либо учитывают как отягчающие такие обстоятельства, которые учитывать нельзя.

Мы полагаем, что если по делу установлено смягчающее обстоятельство, но при обосновании размера наказания суд не указал в приговоре, что учел его, то следует считать, что оно фактически не учтено. Чаще всего суды не учитывают наличие малолетних детей, неправомерность или аморальность поведения потерпевшего, явку с повинной, оказание помощи потерпевшему, возмещение вреда. Однако, чтобы доказать наличие малолетних детей, иногда приходится запрашивать у осужденного или его родственников копии свидетельств о рождении детей, в которых осужденный указан их отцом.

Нельзя учитывать в качестве отягчающих обстоятельства, прямо не указанные в ч. 1 ст. 63 УК (например, непризнание вины). Другая ошибка - нарушение ч. 2 ст. 63 УК, которая запрещает при назначении наказания учитывать в качестве отягчающих обстоятельства, которые предусмотрены в соответствующей статье Особенной части УК как основные или квалифицирующие. Например, при осуждении по ст. 105 УК за убийство или по ч. 4 ст. 111 УК за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, в приговоре при назначении наказания нельзя ссылаться на учет тяжких последствий, так как это конструктивный признак данных составов; также недопустимо указывать на совершение преступления группой лиц как на отягчающее обстоятельство, если это повлияло на квалификацию.

Если в приговоре не учтены смягчающие либо неверно учтены отягчающие обстоятельства, то это является основанием для снижения наказания, по многим делам такие приговоры были изменены.

Ряд ошибок исправлено в связи с неверным применением правил назначения наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК) или приговоров (ст. 70 УК), в частности, когда не был произведен зачет наказания, отбытого по предыдущему приговору (ч. 5 ст. 69 УК).

В 2004 г. поступило много жалоб на постановления судов о приведении приговоров в соответствие с изменениями, внесенными Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. Как указывалось выше, многие жалобы необоснованные, так как осужденные не понимают разницу между приведением приговора в соответствие и его пересмотром в порядке надзора. Однако нередко ошибаются суды. Например, С. был осужден в 1995 г. по п. "и" ст. 102 УК РСФСР (убийство, совершенное повторно), так как ранее был судим за убийство на 15 лет лишения свободы. В связи с исключением из УК неоднократности как квалифицирующего обстоятельства районный суд изменил квалификацию на ч. 1 ст. 105 УК ("простое" убийство без квалифицирующих обстоятельств), но размер наказания оставил прежний, так как он не превысил максимальную санкцию ч. 1 ст. 105 УК РФ. Однако поскольку преступление было совершено в период действия УК РСФСР, то следовало исходить из максимальной санкции за простое убийство того времени (по ст. 103 УК РСФСР - 10 лет лишения свободы). Не заметил эту ошибку и краевой суд, куда обратился осужденный. Лишь после обращения клиники наказание было снижено до 10 лет лишения свободы.

Иногда приходится долго и упорно добиваться исправления ошибки. Примером может служить дело П. В августе 2003 г. он был осужден по ч. 1 ст. 222 УК за незаконное приобретение, хранение и ношение боеприпасов на 2 года 8 месяцев лишения свободы. Все преступление заключалось в том, что он случайно обнаружил в квартире своей сожительницы два пистолетных патрона, решил сделать из них брелки для ключей и в течение двух дней носил эти патроны в кармане брюк. Формально признаки этого преступления имеются, однако очевидно, что деяние это малозначительное и в силу ч. 2 ст. 14 УК не может считаться преступлением. Осужденный, а затем и клиника несколько раз обращались в краевой суд, но получали отказы. Лишь после того, как представление направила в суд также краевая прокуратура, президиум краевого суда в августе 2004 г. отменил приговор и прекратил дело. Но до этого П. целый год находился в местах лишения свободы.

Особую категорию составляют жалобы на незаконные методы ведения следствия (применение насилия при допросах, фальсификация материалов уголовного дела и т.п.). Рассмотрением этих заявлений занимается специальная группа, сотрудники которой изучают материалы прокурорских проверок и прекращенных уголовных дел и при несогласии с отказами в преследовании виновных обращаются в краевую прокуратуру с просьбами о дополнительных расследованиях и привлечении виновных к ответственности. Но это специфическая проблема, требующая применения специальных методик, описание которых может стать предметом отдельного изложения.

Но можно привести один не совсем обычный пример. По одному делу (об избиении сотрудниками милиции подростка) районная прокуратура неоднократно прекращала производство, а краевая прокуратура на основе наших обращений отменяла эти постановления. После очередного прекращения дела было установлено, что следователь прокуратуры подделал протоколы допросов основных свидетелей. В настоящее время уголовное дело по обвинению этого следователя по ч. 3 ст. 303 УК (фальсификация доказательств) направлено в краевой суд.

Богатый опыт оказания правовой помощи осужденным позволил клинике провести в 2002-2003 гг. три Летние правовые школы для студентов и сотрудников клиник России и стран СНГ по теме "Защита прав осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы". Финансовую поддержку в проведении школ оказали Фонд Форда и Юридический институт.

Задачами Школ были: ознакомление участников с опытом работы Юридической клиники в сфере оказания помощи осужденным и обучение методам работы; обмен опытом между участниками; создание и развитие данной деятельности в других регионах.

В последней Школе участвовали 23 студента из разных городов. Программа была составлена с учетом опыта проведения двух предыдущих Школ. Участникам было рассказано о правозащитной и клинической деятельности и работе с несовершеннолетними осужденными по проекту "Шаг навстречу".

По теме "Дистанционное консультирование" была прочитана лекция, затем участники на основании переданных им подлинных писем осужденных и документов (копий приговоров) подготовили проекты ответов с отказами или обращениями в суды с просьбой об исправлении ошибок. После этого тренеры провели обсуждение и дали оценку работы участников.

С целью подготовки участников для визитов в колонии были проведены занятия по психологии осужденных и особенностям их субкультуры.

Следующие занятия были посвящены изучению правил поведения юристов при общении с осужденными, особенностям их интервьюирования и консультирования. Были смоделированы типичные ситуации, возникающие во время приема, и проведены ролевые игры, во время которых тренеры выступали в роли осужденных. Особое внимание уделялось установлению доверительных отношений с осужденным, уяснению вопросов, с которыми он обращается.

В течение двух дней участники проводили прием в 5 колониях, в присутствии тренеров консультировали осужденных, выступили с лекциями, посетили жилую зону, ШИЗО, ЕПКТ, столовую, бар, чайную, клуб, библиотеку и встретились с сотрудниками колонии.

После работы в г. Красноярске участники выехали в Абаканскую воспитательную колонию для несовершеннолетних, где участвовали в программе "Шаг навстречу", но это уже другая тема.

Оказание правовой помощи осужденным имеет важное значение для подготовки юристов-профессионалов, так как учит общению с самой, пожалуй, сложной категорией клиентов, позволяет на практическом материале разрешать правовые проблемы, грамотно составлять юридические документы, а также оказывать помощь тем, кто другими способами получить ее практически не может. Мы надеемся, что эта работа будет способствовать становлению нового поколения юристов, судей, прокуроров и адвокатов, их воспитанию в духе уважения к закону и соблюдения основных прав и свобод граждан.


[*] Горелик Александр Соломонович, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Красноярского государственного университета, председатель Красноярского краевого Общественного комитета по защите прав человека и руководитель Юридической клиники КрасГУ, сопредседатель Общественного совета при ГУИН Минюста России по Красноярскому краю. (вернуться)

Назад Вперед
О проекте Технологии Документы Библиотека АГИ Консультации Вестник

© "Ассоциация гражданских инспекторов"
614000, г. Пермь, ул. Большевистская, д. 120а, оф. 308,
тел. (3422) 36-40-63, 36-43-54, e-mail: palata@prpc.ru

На сайт ПРПЦ-ПГП

Рейтинг ресурсов УралWeb