Гражданский контроль в Перми ГРАЖДАНСКИЙ КОНТРОЛЬ В ПЕРМИ

Пермская гражданская палата
Пермский региональный правозащитный центр
Ассоциация гражданских инспекторов

О проекте
О проекте
Опыт и технологии
Технологии
Законодательство, нормативная база
Документы
Библиотека
Библиотека
Ассоциация гражданских инспекторов
АГИ
Консультационная служба
Консультации
Вестник гражданского контроля
Вестник

Главная / Опыт и технологии / "Общественный контроль в России. Практика и методики"

Общественный контроль в России. Практика и методики

Блок 1. Общественный контроль исправительных учреждений УИС

 

Калинина Е.Г.[*] Практика и особенности визитирования исправительных учреждений на примере Кировской области

Прежде чем говорить о практике общественного контроля исправительных учреждений в Кировской области, необходимо остановиться на правовых основах действующего законодательства, которые позволяют общественным организациям вести такого рода деятельность.

Так, ст. 2 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации говорит о том, что уголовно-исполнительное законодательство устанавливает, помимо прочего, и порядок участия организаций и общественных объединений в исправлении осужденных.

Как следует из ст. 23 УИК РФ, общественные объединения могут оказывать содействие в работе учреждений и органов, исполняющих наказания, и принимать участие в исправлении осужденных.

При этом контроль за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, такие объединения могут осуществлять на основании и в порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Однако норм, устанавливающих такой порядок, в действующем законодательстве не так много.

Так, ст. 24 УИК РФ закрепляет положение, согласно которому представители средств массовой информации и иные лица (а следовательно, и представители общественных организаций) имеют право посещать учреждения и органы, исполняющие наказания, по специальному разрешению администрации этих учреждений и органов либо вышестоящих органов. При этом кино-, фото- и видеосъемка осужденных, а также их интервьюирование осуществляются с письменного согласия самих осужденных.

Чуть больше внимания уделяется в законодательстве правовому регламентированию работы общественных организаций в воспитательных колониях.

Так, ст. 142 УИК позволяет создавать при воспитательных колониях попечительский совет, в который, наряду с представителями государственных предприятий, учреждений, организаций, могут также входить и представители общественных объединений и граждан. Подобные советы создаются в целях оказания помощи администрации ВК в организации учебно-воспитательного процесса и укреплении материально-технической базы, в решении вопросов социальной защиты осужденных, трудового и бытового устройства освобождающихся лиц.

Организация и деятельность попечительского совета регламентируются "Примерным положением о попечительском совете при воспитательной колонии уголовно-исполнительной системы", которое было утверждено Постановлением Правительства РФ от 13.10.1997 № 1295.

Согласно данному Положению, члены попечительского совета в установленном порядке вправе посещать воспитательную колонию, знакомиться в пределах своей компетенции с ее деятельностью, встречаться с осужденными, проводить с ними беседы, содействовать своевременному и правильному рассмотрению их заявлений и жалоб.

Иных норм, затрагивающих вопросы посещения исправительных учреждений, уголовно-исполнительное законодательство не содержит.

Вместе с тем, некоторые нормы действующего законодательства побуждают самих представителей уголовно-исполнительной системы к взаимодействию с общественными объединениями.

Например, как следует из п. 4.2.6. "Положения об отряде осужденных исправительного учреждения" (утверждено Приказом Минюста России от 25.03.2003 № 69), начальник отряда, помимо прочих прав и обязанностей, должен привлекать к участию в воспитательной работе с осужденными их родственников, членов попечительских советов, представителей общественных объединений, религиозных конфессий и иных организаций. Однако процедура такого привлечения при этом также не указана.

Зачастую представители общественности осуществляют общественный контроль не только за исправительными учреждениями, но и иными местами принудительного содержания (следственными изоляторами, изоляторами временного содержания, центрами временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей, психиатрическими стационарами и т.д.).

Так, Закон "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" позволяет общественным объединениям в соответствии со своими уставами осуществлять контроль за соблюдением прав и законных интересов граждан по их просьбе или с их согласия при оказании им психиатрической помощи. При этом право посещения психиатрических и психоневрологических учреждений должно быть отражено в уставах (положениях) этих объединений и согласовано с органами, в ведении которых находятся психиатрические и психоневрологические учреждения. Кроме того, установлено, что представители общественных объединений обязаны согласовать условия посещения с администрацией психиатрического или психоневрологического учреждения, ознакомиться с правилами, действующими в нем, подписать и выполнять обязательство о неразглашении врачебной тайны.

Но, планируя, например, посещение изолятора временного содержания, представители общественности могут сослаться лишь на норму-принцип Закона "О милиции", согласно которой "милиция решает стоящие перед ней задачи во взаимодействии с другими государственными органами, органами местного самоуправления, общественными объединениями, трудовыми коллективами и гражданами".

Таким образом, можно сделать вывод, что порядок посещения как исправительных учреждений, так и иных закрытых учреждений представителями общественности регламентирован действующим законодательством недостаточно.

Именно поэтому в каждом из регионов, где представителями общественных организаций ведется посещение пенитенциарных учреждений, порядок визитирования и практика взаимодействия с представителями УИС складывается различным образом.

Взаимодействие Общественной организации "Кировский региональный правозащитный центр" с Управлением исполнения наказаний Минюста России по Кировской области началось весной 2001 года.

В это время в г. Кирове по инициативе Пермского регионального правозащитного центра, при участии общественного центра "Содействие реформе уголовного правосудия" (г. Москва), проводилась акция "Правозащитный диалог: Пермь - Киров".

В рамках акции, наряду с проведением семинаров по защите прав человека, благотворительных консультаций, выставки "Человек и тюрьма", планировалось посещение воспитательной колонии для несовершеннолетних (г. Котельнич Кировской области).

Соответствующее разрешение на посещение было получено после письменного обращения на имя начальника УИН МЮ по Кировской области, полковника внутренней службы А.И. Сердюка. В ходе посещения также было разрешено провести беседы с заключенными, их консультирование по юридическим вопросам, а также организовать в некоторых отрядах ВК конкурс школьных сочинений.

В последующем, в 2002 году, в связи с участием организации в реализации проекта Московской Хельсинкской группы "Сеть правозащитного мониторинга в РФ", в рамках которого проводился тематический мониторинг "Положение в пенитенциарной системе", также после письменного обращения на имя начальника УИН, было получено разрешение на посещение еще двух учреждений: ОР-216/11 (г. Кирово-Чепецк Кировской области) и следственного изолятора № 1 (г. Киров).

При этом в просьбе о посещении нами были четко обозначены цели визита в учреждения, а именно - осмотр условий содержания заключенных, анкетирование представителей администрации учреждений. Юридическое консультирование заключенных на тот момент нами не осуществлялось.

Первые визиты в учреждения носили скорее ознакомительный и обучающий характер.

У визитеров имелся план осмотра территории учреждений с перечнем мест, которые необходимо посетить, и позиций, на которые следует обращать особое внимание. Например, в жилых помещениях - число заключенных, наличие мебели, постельных принадлежностей, качество освещения, доступ к воде, температура в помещении, наличие условий для гигиены; на кухне - наличие и состав меню, степень санитарного состояния учреждения, качество пищи; в медицинской части - наличие лекарств, их сроки годности, наличие медицинских инструментов и расходных материалов и т.д.

Таким образом, перечень позиций, на которые следует обращать внимание при посещении учреждения, становится достаточно большим.

Поэтому считаем, что наличие некого плана осмотра, возможно, опросника, составленного посетителями для себя, при первоначальных посещениях имеет большое значение.

Такой план помогает визитерам более уверенно вести себя в незнакомой обстановке, осуществить более детальный осмотр, а также задать лицам, их сопровождающим, все интересующие вопросы.

Кроме того, как показывает практика, сотрудники, сопровождающие группу визитеров, не проявляют инициативы в проведении осмотра территории и помещений учреждения, а ограничиваются вопросом о том, что бы посетители хотели увидеть. Четко высказанные пожелания позволяют получить большее количество информации при меньших затратах времени.

То есть, нужно учитывать, что достаточно большой объем работы визитеров необходимо провести с минимальным вмешательством в жизнедеятельность контролируемых учреждений за сравнительно короткие (один рабочий день) сроки.

Это достаточно важный момент, который необходимо учитывать при первоначальных визитах.

Как уже было сказано, первые визиты проводились нами в ходе осуществления мониторинга.

Тогда же, помимо анкетирования представителей администрации учреждений, мы также провели интервьюирование лиц, ранее находившихся в заключении, а также родственников заключенных.

При этом анкетирование представителей администрации учреждений позволило выяснить наиболее острые проблемы как непосредственно в учреждении, так и в уголовно-исполнительной системе.

Так, предложенные анкеты содержали вопросы о хозяйственно-техническом обеспечении учреждений, их финансировании, об условиях содержания заключенных (лимиты численности в соотношении с количеством содержащихся в учреждении лиц; устройство и состояние камер для заключенных; работа систем вентиляции и канализации; питание и гигиена заключенных, обеспечение их одеждой, обувью, спальными принадлежностями; порядок осуществления свиданий, прогулок), а также вопросы, связанные с укомплектованностью учреждения кадрами.

Также из УИН нами запрашивалась официальная, в том числе статистическая, информация о состоянии и деятельности уголовно-исполнительной системы в Кировской области.

Что касается бесед с родственниками заключенных, то они позволили получить ответы на вопросы о возможности получения ими правовой информации, связанной с посещением учреждений, о правилах для свиданий и передач. Информацию о том, как на практике осуществляется этапирование, каковы условия содержания в следственных изоляторах и колониях, как происходит переписка заключенных, в том числе подача различного рода жалоб и обращений, мы получали из бесед с бывшими заключенными.

Таким образом, информация, полученная в ходе мониторинга из различных источников, позволила создать общее представление об уголовно-исполнительной системе в регионе. А личное общение с представителями администрации УИН и администрации учреждений также позволило судить о том, насколько они готовы к сотрудничеству с представителями общественных организаций.

То есть, именно в ходе проведения мониторинга, мы получили необходимую для последующей деятельности по визитированию информацию, в том числе о количестве пенитенциарных учреждений, расположенных на территории Кировской области[2] , что позволило оценить объем работ по организации и проведению общественного контроля.

С начала 2003 г. организация приступила к реализации проекта "Предоставление помощи гражданам, находящимся в местах лишения свободы и освободившимся из МЛС" (при поддержке Благотворительного фонда "Точка опоры").

Следует сказать, что схема согласований с руководством УИН, выработанная и использовавшаяся нами ранее при разовых посещениях ИУ, применялась и в ходе реализации этого проекта, и в последующем.

А именно, на имя начальника УИН Петрова В.М. предоставлялась письменная информация о содержании и целях посещения исправительных учреждений, высказывалась просьба оказать содействие в реализации запланированных мероприятий.

После получения принципиального согласия, разрешения начальника УИН МЮ РФ по Кировской области на проведение мероприятий по проекту нами составлялись планы-графики проведения мероприятий с указанием календарных дат, времени и наименования конкретных исправительных учреждений, посещение которых планировалось.

Данные планы-графики утверждались начальником УИН, и отделом по воспитательной работе рассылались непосредственно в запланированные для посещения учреждения, о чем нам сообщалось дополнительно.

Все необходимые последующие согласования по порядку посещений исправительных учреждений согласовывались уже не с начальником УИН, а с его заместителем по воспитательной работе либо с помощником начальника УИН по правам человека.

Кроме того, на этапе первоначальных согласований по проекту, связанному с проведением юридических консультаций для заключенных, по просьбе со стороны УИН нами были подготовлены и направлены краткие рекомендации по организации и проведению таких консультаций непосредственно для учреждений.

В них было указано, что администрации учреждения за неделю до консультаций следует оповестить заключенных об их проведении, а при необходимости, организовать предварительную запись (но не более 20 человек). Также указывалось, что администрации следует обеспечить проход сотрудников ОО "КРПЦ" на территорию учреждения с оргтехникой (портативный компьютер, принтер), предоставить помещение для консультаций (с возможностью подключения оргтехники).

Помимо этого указывалось, что для получения консультации заключенный должен иметь при себе документы, касающиеся его вопроса, если таковые имеются, а также то, что благотворительные юридические консультации могут получить и сотрудники ИУ.

Следует отметить, что подобные рекомендации с нашей стороны были достаточно условны, поскольку практики консультирования в пенитенциарных учреждениях до этого момента у сотрудников центра не имелось.

В течение 2003 г. сотрудники центра осуществляли ежемесячные посещения исправительных учреждений, расположенных на территории области, посетив практически все имеющиеся в подчинении УИН учреждения.

Таким образом, посещение исправительных учреждений стало регулярным с точки зрения сотрудников общественной организации. Но так как каждое из учреждений посещалось нами лишь однажды, данную практику посещения нельзя назвать регулярной с точки зрения каждого из учреждений.

Тем не менее, проведенные в течение года визиты практически во все исправительные учреждения области (без учета учреждений, подчиняющихся "Вятскому управлению лесных исправительных учреждений") позволили, во-первых, установить непосредственный контакт с представителями администрации каждого из учреждений, во-вторых, в общих чертах оценить ситуацию внутри каждого учреждения, в-третьих, распространить информацию о работе центра среди лиц, содержащихся в ИУ, что в последующем привело к регулярному потоку письменных обращений.

Также в течение этого времени юристами центра была наработана значительная практика по оказанию консультационной помощи заключенным. О порядке ее осуществления будет сказано ниже.

Нужно добавить, что деятельность общественных организаций по визитированию в других регионах достаточно активно сочетается с предоставлением благотворительной, гуманитарной помощи осужденным.

В рамках работы нашего центра нами проводились разовые акции по сбору книг, которые в последующем передавались в библиотеки учреждений. Следует отметить, что данная сфера деятельности требует большего внимания со стороны общественных организаций Кировской области.

К концу 2003 года, с учетом имеющихся у организации ресурсов и удаленности учреждений от областного центра, в рамках проекта Московской Хельсинкской группы по созданию системы независимого визитирования, нами было выбрано первоначально 5 (а в последующем 8) учреждений, посещение которых планировалось регулярно - в среднем один раз в 2,5-3 месяца.

В результате, в течение 2004 года посещение каждого из восьми выбранных нами учреждений осуществлялось 2-3 раза.

Подобная практика посещений представляется более эффективной, так как позволяет систематически наблюдать учреждение в его повседневной деятельности.

Повторные посещения делают общение визитеров с представителями администрации учреждения менее формализованным.

При проведении повторных визитов нами также было отмечено, что во многих учреждениях контроль над проведением юридических консультаций со стороны администрации сводится к минимуму, только в рамках мер по обеспечению безопасности визитеров. То есть, осужденные могут более свободно говорить о своих проблемах, тогда как при проведении первоначальных визитов они не желали о чем-либо говорить в присутствии сотрудника учреждения, который, по сути, принимал участие в беседе.

Кроме того, при таких визитах более четко обозначаются проблемные моменты у каждого из учреждений, на которые следует обращать повышенное внимание.

В целом же, опыт посещения пенитенциарных учреждений позволяет говорить о выработке некой схемы визитов, которая используется нами вплоть до настоящего времени.

Непосредственно перед визитом путем телефонных переговоров с начальником конкретного учреждения (либо его заместителем по воспитательной работе) уточняется осведомленность администрации о проведении визита. Так как планы-графики визитов составляются на достаточно большие периоды времени (от 6 до 12 месяцев), это является своего рода напоминанием о визите. Следует отметить, что за некоторым исключением, начальники учреждений обычно осведомлены о запланированном мероприятии.

В некоторых случаях конкретные даты визитов в то или иное учреждение могли, по нашей просьбе, изменяться относительно ранее запланированных. За все время взаимодействия с представителями администраций исправительных учреждений серьезных возражений по поводу незначительных переносов даты визита не возникало.

Приехав в учреждение, группа визитеров встречается с начальником учреждения (в некоторых случаях, в том числе и при повторных визитах, с заместителем начальника по воспитательной работе), описывает цели визита, проводит беседу об общей ситуации в учреждении, в том числе, затрагиваются основные проблемы, с которыми сталкивается руководство учреждения в ходе работы.

Далее происходит осмотр территории учреждения, жилых и хозяйственных помещений (кухня, медсанчасть, библиотека, баня, прачечная и т.д.) в сопровождении сотрудника ИУ, который дает необходимые пояснения и отвечает на вопросы посетителей. Здесь же есть возможность посетить несколько камер (чаще по нашему выбору) и поговорить с содержащимися там заключенными. Особое внимание при этом нами уделяется ШИЗО, ЕПКТ, СУС. Кроме общения с заключенными, визитеры также общаются с сотрудниками учреждения (медицинскими работниками, преподавателями и т.д.).

После осмотра проводятся юридические консультации для заключенных, а также для сотрудников учреждений, при наличии желающих их получить.

По итогам визита посетители повторно встречаются с начальником учреждения (либо его заместителем). При этой встрече подводятся итоги визита, обсуждаются основные проблемные моменты в учреждении, которые были выявлены, при этом по ним озвучивается как позиция визитеров, так и позиция администрации. Если визит в учреждение проходит не в первый раз, обсуждаются также проблемные вопросы, возникшие при проведении прошлого посещения, обсуждаются итоги их разрешения.

В первой половине 2004 г. по итогам каждого посещения нами готовился письменный отчет, который направлялся в соответствующее учреждение и в УИН. В отчете указывались дата визита, состав группы визитеров, кратко излагался порядок осмотра учреждения, описывались положительные и, если были, отрицательные моменты, выявленные в ходе осмотра (с точки зрения визитеров и на основе действующего законодательства). Данные отчеты, как уже было сказано, направлялись как непосредственно в учреждение, так и в УИН. В случае возникновения замечаний по порядку проведения визита либо по содержанию отчета, предлагалось направлять в наш адрес соответствующие замечания.

Следует сказать, что подобная практика в конечном итоге была нами изменена, так как факт письменно зафиксированных и направленных в адрес вышестоящего руководства нарушений или замечаний визитеров мог вызвать негативную реакцию со стороны администрации.

Так, по итогам посещения следственного изолятора № 1 в г. Кирове в отчете было отмечено, что "здание, в котором размещаются заключенные под стражу и осужденные, - дореволюционной постройки, требующее капитального ремонта. Как следствие - в помещениях отмечена повышенная влажность, то есть, требуется ремонт системы водоснабжения и канализации. Кроме того, в камерах достаточно душно, что связано с отсутствием принудительной вентиляции". После чего имели место несколько телефонных звонков от представителей УИН с возражениями. Администрация учреждения (как нам стало известно, по поручению УИН) должна была подготовить в наш адрес в письменном виде возражения о наличии принудительной системы вентиляции. Однако этого сделано не было.

В итоге было принято решение обсуждать возникшие проблемные моменты на первом этапе - устно, с администрацией учреждения, а в последующем направлять какие-либо письменные материалы в адрес администрации учреждения либо УИН лишь в исключительных случаях. При этом организация не получала в свой адрес от администраций учреждений ни возражений на ранее отправленные отчеты, ни замечаний по ходу проведения визитов.

Как уже было сказано, проведение визитов мы всегда сочетали с проведением благотворительных юридических консультаций.

При этом, поскольку два учреждения из восьми, выбранных для регулярного посещения, были следственными изоляторами, проведение юридического консультирования в них, в соответствии с требованиями действующего законодательства, не предполагалось. Однако, по замечанию представителей администрации, здесь могли бы проводиться юридические консультации для лиц, оставленных в следственном изоляторе для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, что было учтено нами при последующих визитах.

О значении такого рода деятельности, как юридическое консультирование заключенных, в ходе осуществления общественного контроля исправительных учреждений стоит сказать отдельно.

Очевидно, что основной целью визитирования для общественных организаций является контроль за соблюдением прав и законных интересов лиц как подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, так и уже осужденных и отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Как показывает практика посещения исправительных учреждений, простой визуальный осмотр помогает создать общее впечатление об учреждении, но зачастую не позволяет судить о конкретных нарушениях прав и интересов содержащихся здесь лиц.

Подобные нарушения выявляются лишь при личном общении с заключенными. Естественно, при осмотре территории, жилых и хозяйственных помещений в учреждении визитеры также могут лично общаться с заключенными, задавить им различные вопросы об условиях содержания, но даже при постановке вопроса: "Есть ли вопросы к юристу, жалобы?" -осужденными в основном дается отрицательный ответ. Большинство жалоб, связанных с условиями содержания в учреждении, поступают именно при проведении юридических консультаций.

Говоря о проведении правового консультирования нужно добавить, что оно, как одна из форм благотворительности, формирует заинтересованность администрации учреждения в визитах представителей общественности. При этом визит не превращается в простую экскурсию, которая не приносит никакой практической помощи ни осужденным, ни посетителям.

Организация приема и правового консультирования в каждом конкретном учреждении имеет свои особенности. Так, где-то осужденные заранее записываются на прием с указанием тематики обращения. Такой список имеется у сопровождающего нас сотрудника, который может сверять его с вопросами, которые фактически задаются осужденными. В других учреждениях тематика обращений у записавшихся на прием осужденных администрацией не выясняется. В ряде учреждений запись на прием носит условный характер, поскольку за консультацией свободно обращаются и не записанные заранее люди. Практически в каждом учреждении, так или иначе, ведется учет обратившихся за правовой помощью осужденных.

Обычно в одном учреждении на прием к юристам приходит в среднем 15-18 человек. В зависимости от вида учреждения их может быть меньше (исправительная колония особого режима, колонии-поселения) или значительно больше - до 30-35 (женские колонии). Поэтому мы стараемся заранее довести до сведения администрации примерное число осужденных (20), которых мы можем проконсультировать. Однако если их количество оказывается большим, что характерно для отдаленных колоний, принимаем всех желающих.

Отмечено, что при повторных визитах в учреждения количество желающих получить юридическую консультацию несколько сокращается.

Мы уделяем достаточно большое внимание вопросам юридического консультирования именно заключенных, так как за весь период визитирования число сотрудников учреждений, обратившихся к юристам центра за консультацией, было крайне невелико. Вопросы сотрудников касались трудового и гражданского (наследственного) права. Считаем, что, если визиты в учреждения будут проводиться чаше, вопросов со стороны персонала будет значительно больше. Интерес к юридическим консультациям именно со стороны сотрудников учреждений более высок в самых отдаленных от областного центра колониях.

Большинство вопросов, поступающих от осужденных, относится к сфере жилищного права (порядок оплаты за жилье в связи с нахождением лица в местах лишения свободы, сохранение права проживания по прежнему месту жительства, порядок предоставления жилья, в том числе детям-сиротам). Среди вопросов гражданского и семейного права осужденных часто интересуют вопросы наследования, признания сделок недействительными, порядок расторжения брака без согласия супруга, вопросы лишения родительских прав, порядок уплаты алиментов.

Посещения женской колонии, и первичное и повторные, отмечены большим количеством обращений за получением юридической консультации. При этом зачастую требуется дать консультацию не столько юридического, сколько справочного характера, например, адреса судов, нотариусов и т.д. Обычно такую информацию осужденные получают от родственников. Однако, как пояснили сотрудники администрации женской колонии, у женщин, в большинстве случаев, не остается близких, поддерживающих с ними связь. То есть, социальные связи здесь намного слабее.

Что касается вопросов, непосредственно связанных с отбыванием наказания, заключенных интересует порядок назначения взысканий, а также порядок их обжалования в случае несогласия, вопросы предоставления отпусков и свиданий, порядок оплаты проезда к месту жительства при освобождении, порядок оказания медицинской помощи в учреждении. Также задаются вопросы о возможности получения материальной помощи, в том числе после освобождения из мест лишения свободы.

По остальным вопросам осужденным разъясняется ситуация, с вопросом о которой он обратился, с точки зрения действующего законодательства. Некоторые незначительные вопросы решаются на месте с представителем администрации. Например, при отсутствии у осужденного денег на снятие копии с какого-либо документа.

В ряде случаев обратившимся составляется проект (черновик) искового либо иного заявления, жалобы в те или иные органы государственной власти. Предоставляется необходимая справочная информация.

По сравнению с числом задаваемых осужденными общеправовых вопросов, количество поступающих от осужденных жалоб на условия содержания незначительно.

Причем, если в учреждении действительно существует проблема с тем или иным условием содержания, на нее указывают сразу несколько человек из разных отрядов.

Наиболее распространенными являются жалобы заключенных на регулярно возникающие сложности с отправкой корреспонденции (в том числе жалоб).

Также за время проведения визитов мы сталкивались с жалобами на скудный ассортимент в магазине исправительного учреждения, на неправомерность наложения взысканий, на низкую температуру в жилых помещениях.

Рассматривая жалобы, поступающие от заключенных, следует занимать нейтральную позицию и руководствоваться нормами действующего законодательства, так как жалобы могут быть и необоснованными.

Например, в ходе одного из визитов от заключенного поступила жалоба на производство обыска в его отсутствие. Вместе с тем в соответствии с Приказом Минюста России от 07.03.2000 № 83 "Об утверждении Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях" жилые помещения обыскиваются, как правило, с участием начальника отряда и в присутствии дневального. То есть, присутствие лица, у которого проводится обыск, не обязательно.

Напротив, при визитах в две из наиболее отдаленных колоний Кировской области от осужденных поступили многочисленные жалобы на однообразие рациона питания (например, и завтрак, и обед, и ужин в течение одного дня там могли включать кашу из ячневой крупы "сечки"). Данный факт был подтвержден при проверке книги учета блюд. Кроме того, в этих учреждениях питание осужденных, содержавшихся в штрафных изоляторах, осуществлялось по пониженным нормам, тогда как на момент визита норма Уголовно-исполнительного кодекса о пониженном питании для таких лиц была отменена. (Визит состоялся после вступления в силу изменений в ст. 118 УИК РФ от 8 декабря 2003 года).

Регулярность в посещении одного и того же учреждения позволила судить о деятельности администрации по устранению выявленных нарушений.

Например, при посещении одного из учреждений несколько осужденных обратились с жалобами на низкую температуру и высокую влажность в жилых помещениях. Данная жалоба была также продублирована в письменном виде для администрации ИУ. Инициатива обращения исходила от осужденных так называемого "нерабочего" отряда, что, по мнению сотрудников ИУ, могло свидетельствовать о надуманности жалоб.

Так как у визитеров на момент посещения не было возможности установить достоверность жалоб, коллективная жалоба осужденных была передана руководству учреждения для рассмотрения и принятия решения.

В результате по данной жалобе администрацией учреждения была проведена проверка, а через 3 месяца, при проведении повторного визита нам был представлен для ознакомления Акт обследования, согласно которому температура в указанных в жалобе жилых помещениях составляет +180 С - +200 С, в подсобных помещениях - +160 С). Вместе с тем, согласно Акту, по итогам обследования было принято решение об установке двух дополнительных радиаторов в коридоре обследованного отряда.

Примером согласований между представителями общественной организации и администрации при проведении регулярных посещений может служить и следующая ситуация.

В камерах следственного изолятора, по сообщению заключенных, встречались случаи появления грызунов (мышей). При обсуждении итогов визита представители администрации учреждения пояснили, что для решения вопроса ими заключен Договор по санитарной обработке помещений СИЗО, согласно которому планируется ежемесячно производить мероприятия по травле грызунов. При этом "точки закладки" отравляющих веществ определены совместно с представителями санитарной эпидемиологической станции. В ходе последующего визита вопрос о наличии грызунов неоднократно задавался заключенным в различных корпусах и камерах, однако ответа, что грызуны встречаются, не последовало.

Еще пример. В ОО "КРПЦ" обратилась мать одного из заключенных, содержащихся в следственном изоляторе, с жалобой на то, что ее сыну не выдается переданный ею лекарственный препарат, необходимый для постоянного приема при аллергическом заболевании. Поскольку жалоба поступила незадолго до запланированного в следственный изолятор визита, ситуация рассматривалась "на месте".

Визитеры, посетили камеру, где содержится указанный заключенный. Во время визита он находился в судебном заседании. От других заключенных этой камеры также поступили жалобы на неоказание медицинской помощи в СИЗО. Как выяснилось при посещении медицинской части, заключенным в учреждении действительно разрешено использовать лекарства, переданные для них родственниками. Существует специальный журнал учета таких лекарств, записи в котором заверены росписью лица, передавшего лекарственные средства, и лица, их принявшего. Лекарственные средства для каждого из заключенных хранятся отдельно. При необходимости (по просьбе заключенных) выдаются им работником медчасти. В случае с жалобой данного заключенного выяснилось, что переданный для него матерью лекарственный препарат среди прочих переданных ему лекарств имеется, однако соответствующей записи в журнале учета лекарств не обнаружено. Упаковка лекарственного препарата не вскрыта, а как пояснили сотрудники медчасти, заключенный за этим лекарством не обращался.

При обсуждении итогов визита визитеры обратили внимание администрации учреждения на необходимость более тщательного ведения учетной документации в медицинской части.

Зачастую о ситуации с соблюдением в учреждении прав и свобод граждан могут свидетельствовать и косвенные признаки.

Так, письма с жалобами на условия содержания (вплоть до жалоб на применение к осужденным физической силы) в определенном учреждении приходят из других колоний, куда осужденный переведен или находится временно (например, из лечебно-исправительного учреждения).

Косвенным признаком может стать и незаинтересованность администрации в получении осужденными юридических консультаций, а также порядок организации визита. Зачастую об этом может свидетельствовать малое число осужденных, обратившихся за консультацией к юристам.

Так, при первоначальном посещении одного из учреждений у визитеров сложилось впечатление, что заключенные не были проинформированы о проводимом ОО "КРПЦ" мероприятии, в частности, о возможности получить бесплатные юридические консультации.

При проведении повторного визита уже при осмотре территории осужденным задавались вопросы об их осведомленности о мероприятии. Ответы осужденных сводились к тому, что, возможно, информация о проведении юрконсультаций и давалась (объявлялась по громкой связи), но они об этом не слышали, так как, вероятно, были на работе.

В этом же учреждении заключенные задавали достаточно однотипные вопросы, о возникновении которых сотрудники администрации нас предупредили заранее.

Еще одним признаком, так или иначе характеризующим ситуацию в учреждении, является то, насколько свободно администрация позволяет визитерам беседовать с осужденными, в том числе не только на юридических консультациях, но и при осмотре территории.

Так, особенностью посещения учреждения стало то, что на просьбу посетить "нерабочий отряд" администрация ответила визитерам отказом, мотивировав это соображениями безопасности. В результате состоялось посещение рабочих отрядов, в которых находились осужденные, пришедшие с ночной смены и, соответственно, отдыхавшие. То есть, общение с осужденными "за рамками" юрконсультаций не состоялось.

Отдельно следует сказать о том, что деятельность организации по визитированию пенитенциарных учреждений неизбежно будет связана с работой с письмами заключенных, поступающими из мест лишения свободы.

Для выявления тех или иных конфликтных ситуаций, связанных с нарушением прав осужденных, большое значение имеют жалобы, поступающие из мест заключения. То есть, зачастую именно в письмах, а не при личных беседах осужденному проще обратить наше внимание на ту или иную проблему.

При этом введение системы общественного контроля в регионе, даже самые первые шаги по работе в этом направлении, неизбежно повлекут за собой увеличение потока корреспонденции, поступающей из мест лишения свободы.

Опираясь на собственный опыт и анализируя тематику обращений, можно отметить, что подавляющее большинство из них касаются вопросов обжалования осужденными своих приговоров. Причем осужденных волнует не процедура обжалования, так как в этих вопросах они осведомлены достаточно, а именно конкретная практическая помощь в написании надзорной жалобы по их уголовному делу. Осужденными высылаются копии (а зачастую - подлинники) процессуальных документов, которые в последующем необходимо возвращать заказной корреспонденцией.

Отвечая на такие письма осужденных, а также при личном обращении осужденных, мы вынуждены объяснять, что для качественного написания надзорной жалобы требуется серьезная работа со всеми процессуальными документами, в том числе, материалами дела в суде (протоколы судебных заседаний). Это работа, которая может быть проведена только адвокатами на платной основе. При этом обратившемуся даются общие рекомендации по написанию надзорной жалобы, с учетом обстоятельств, имеющихся в предоставленных осужденным документах.

Другая часть писем - это просьбы о предоставлении справочной информации (адреса различных судебных и других государственных органов, общественных организаций), благотворительной (одежда, деньги) помощи, а также текстов законов, иных нормативных актов, например, правил содержания в исправительном учреждении. В ответах на такие письма осужденным предоставляется справочная информация, тексты затребованных правовых актов предоставляются в печатном виде по мере возможности (исходя из их объема), дополнительно предоставляется информация об общественных организациях в регионе и в стране, которые имеют возможность оказать благотворительную (вещевую, финансовую) помощь, поскольку правозащитный центр такими возможностями не обладает.

Следующая группа писем содержит жалобы на условия содержания осужденных, а также вопросы, связанные с правовым обоснованием тех или иных требований по условиям содержания. Объем таких писем незначителен, но именно в них содержатся просьбы приехать в учреждение и разобраться с перечисленными проблемами на месте. На такие письма дается письменный ответ, с разъяснением ситуации и со ссылкой на нормы права. По ряду обращений делается дополнительно запрос в Прокуратуру с приложением копии обращения осужденного. Кроме того, такие письма подлежат особому учету для того, чтобы при посещении каждого конкретного учреждения визитеры могли обращать внимание на конкретные проблемные моменты в его деятельности.

Кроме того, осужденные просят дать им консультации правового характера, касающиеся различных отраслей права (семейное, жилищное, гражданское, в том числе наследственное, социальное, уголовное). Такие письма также рассматриваются нами по существу.

Помимо этого, осужденным готовятся ответы на различного рода правовые вопросы, которые поступили от них в ходе проведения визитов в ИУ, но которые по каким-либо причинам не были решены на месте.

При получении ряда жалоб на условия содержания в исправительных учреждениях (как в ходе личных бесед с осужденными, так и в письмах), представители общественных организаций вынуждены обращаться в спецпрокуратуру по надзору за деятельностью учреждений уголовно-исполнительной системы.

При этом далеко не во всех случаях после соответствующей прокурорской проверки факты, изложенные в жалобе, подтверждаются.

Практику подобных обращений в прокуратуру со стороны общественных организаций нельзя назвать значительной. Однако случаи обращения, на наш взгляд, достаточно показательны.

Так, совместно с Комиссией по правам человека при Губернаторе Кировской области (о роли Комиссии в визитировании и о взаимодействии ее с правозащитным центром будет сказано отдельно) была посещена воспитательная колония. В ходе визита от воспитанников поступила 21 письменная жалоба. Из них 10 указывали на факты избиения осужденных сотрудниками администрации ВК; 3 указывали на факты применения массовых наказаний (бег по плацу); 4 - на изъятие вещей (одежды) при обыске, проводимом спецназом; 4 - на неоказание медицинской помощи; 2 - на некачественную пищу - насекомые (черви) в пище; 1 - на постоянное повышенное содержание влаги в воздухе из-за стоящей в подвале воды. По результатам визита от имени Комиссии по правам человека при Губернаторе Кировской области было подготовлено соответствующее сопроводительное письмо, жалобы воспитанников ВК были направлены в прокуратуру по надзору за исполнением наказаний.

Из ответа прокуратуры следовало, что все жалобы, полученные ею, не подтвердились. В ходе дачи объяснений сотрудникам прокуратуры, все заявители (21 человек) от фактов, изложенных в своих заявлениях, отказались. Также было указано, что подобные заявления с жалобами на администрацию учреждения им предложили написать члены Комиссии по правам человека при Губернаторе Кировской области.

В настоящее время мы пытаемся организовать совместное посещение указанного учреждения с представителями областной прокуратуры и УИН.

Отдельно следует сказать, что по итогам визита в воспитательную колонию состоялась встреча с представителями администрации учреждения, которые настойчиво просили сообщить о том, на кого именно жалуются воспитанники, для проведения с этими сотрудниками "работы". Также прозвучала просьба передать полученные жалобы администрации ВК для возможности разрешения возникших проблем "своими силами".

Говоря об особенностях организации контроля в Кировской области, отдельно следует остановиться на вопросе дополнительной правовой регламентации отношений между общественной организацией и Управлением исполнения наказаний, которая в большинстве регионов выражается в виде заключения Договора о сотрудничестве.

В конце 2003 года, учитывая уже имеющуюся практику взаимодействия между "Кировским региональным правозащитным центром" и УИН МЮ РФ по Кировской области, на одной из совместных встреч был поставлен вопрос о заключении между взаимодействующими сторонами Договора о сотрудничестве. Причем инициатива заключения Договора исходила от Управления исполнения наказаний. Тогда же нами был разработан проект Договора, который долгое время находился на согласовании в правовом отделе УИН.

В результате вопрос о заключении Договора о сотрудничестве со стороны УИН "был снят". При этом Правозащитный центр на заключении договора также не настаивал.

То есть, вплоть до настоящего времени такой договор не заключен.

Анализируя практику взаимодействия с УИН МЮ РФ по Кировской области, мы не склонны расценивать отсутствие такого Договора как препятствие в осуществлении общественного контроля в пенитенциарных учреждениях.

Напротив, подобная работа находит поддержку со стороны руководства Управления.

В частности, можно отметить очень активную роль в деятельности по визитированию помощника начальника УИН по правам человека.

В течение 2004 года большинство посещений проводилось с участием помощника начальника УИН по правам человека, причем инициатива участия исходила от него самого. Непосредственно в учреждениях он оказывал консультативную помощь визитерам по порядку проведения осмотра, а также помощь осужденным в рассмотрении конкретных жалоб.

Следует отметить, что сотрудники УИН, заместители начальника Управления, оказывают значительную информационную и техническую поддержку общественным организациям в работе по осуществлению общественного контроля. В случае необходимости мы всегда получаем нужные контактные данные конкретных сотрудников УИН, отвечающих за ту или иную сферу деятельности (например, за работу по формированию Общественного совета и т.п.).

Администрации посещаемых учреждений нам неоднократно предоставляли транспорт на определенные участки пути (в случаях, когда учреждение находится далеко от населенного пункта).

Таким образом, осуществление общественного контроля и визитирования учреждений системы УИН в отсутствие Договора о сотрудничестве можно считать одной из особенностей создания системы визитирования в Кировской области.

Отдельно внимания заслуживает также опыт сотрудничества Общественной организации "Кировский региональный правозащитный центр" с Комиссией по правам человека при Губернаторе Кировской области в создании системы визитирования в регионе и в вопросах оказания помощи лицам, находящимся в местах лишения свободы.

Роль Комиссии в осуществлении общественного контроля за пенитенциарными учреждениями области существенна.

В практике работы Комиссии - организация и проведение регулярных совместных - с представителями общественных организаций, сотрудниками УИН МЮ по Кировской области, сотрудниками областной прокуратуры - визитов.

В течение 2003-2004 годов совместные визиты ОО "КРПЦ" и Комиссии по правам человека также стали регулярными, при этом инициатором посещений выступают и та, и другая сторона. Итоги посещений, проблемы, с которыми представители центра сталкиваются в ходе визитов, случаи выявления нарушений прав заключенных регулярно обсуждаются с членами Комиссии для их эффективного решения.

Наиболее важны совместные визиты в "проблемные" учреждения, так как статус Комиссии воспринимается как администрациями учреждений, так и руководством УИН очень серьезно.

По итогам посещений исправительных учреждений, учитывая информацию, предоставленную правозащитным центром, Комиссия готовит докладные записки "О соблюдении прав человека в пенитенциарной системе Кировской области" (очередная будет подготовлена в октябре 2005 г.).

Подобные доклады о соблюдении прав человека в пенитенциарной системе Кировской области традиционно озвучиваются на расширенных заседаниях Комиссии, в присутствии представителей УИН МЮ РФ по Кировской области, Прокуратуры Кировской области, представителей общественных организаций и средств массовой информации города и области.

Проведение совместных визитов, в которых участвуют и представители государственных органов (прокуратуры), и представители общественности, показало, что они являются более эффективными, поскольку надзирающий прокурор обладает большими полномочиями в выявлении и разрешении конфликтных ситуаций. В определенном смысле, подобные визиты способствуют обучению представителей НКО.

В планах Комиссии на февраль 2005 года - посещение учреждений, находящихся в подчинении "Вятского управления лесных исправительных учреждений", которые ранее ни Комиссией, ни правозащитным центром не посещались; на июнь-июль 2005 г. - начало визитирования изоляторов временного содержания.

В 2004 году со стороны правозащитного центра были предприняты попытки наладить взаимодействие с УВД Кировской области, в частности, с нашей стороны запрашивался перечень мест принудительного содержания, находящихся в их подчинении и расположенных на территории Кировской области, для возможного последующего визитирования. Такой перечень не был предоставлен. Кроме того, по итогам телефонного разговора с представителем УВД выяснилось, что подобные посещения возможны только после принятия Закона "Об общественном контроле".

В настоящее время значительная роль в формировании системы независимого визитирования пенитенциарных учреждений в регионах страны отводится Общественным советам по проблемам деятельности УИС МЮ РФ, созданным в соответствии с Приказом Министерства Юстиции РФ от 30 июля 2003 года.

Общественный совет при начальнике УИН Минюста России по Кировской области по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы Минюста России был создан приказом начальника Управления № 335 от 08.09.2004 г. Этим же приказом утверждено положение об Общественном совете, соответствующая информация доведена до подразделений УИС области.

В состав Общественного совета вошли:

    - представитель Вятской торгово-промышленной палаты (Председатель);
    - член Комиссии по правам человека при Губернаторе Кировской области (секретарь);
    - адвокат, сотрудничающий с общественной организацией "Кировский региональный правозащитный центр";
    - представитель Департамента здравоохранения Кировской области (Кировский туберкулезный диспансер);
    - представитель Вятской епархии;
    - член Союза театральных деятелей РФ (Всероссийское театральное общество - Кировское отделение);
    - представитель Кировской областной общественной организации "Союз женщин";
    - представитель Региональной инспекции по защите свободы печати и средств массовой информации, областная общественно-политическая газета "Вятский край".

Заседания Совета, по данным УИН на конец 2004 года, не проводились. То есть, данной структуре лишь только предстоит начать свою деятельность, в том числе, по визитированию мест заключения.

Подводя итог обобщению практики и особенностей общественного контроля и визитирования исправительных учреждений в Кировской области, стоит остановиться на основных проблемах, возникающих в ходе подобной деятельности. Думаем, что с подобными трудностями могут столкнуться и представители общественных организаций в других регионах страны.

Кировская область является регионом, где расположено большое количество пенитенциарных учреждений. Причем зачастую учреждения располагаются в значительном отдалении от областного центра, а иногда и вообще от каких-либо населенных пунктов.

Учитывая количество мест принудительного содержания в регионе, а также необходимость регулярного и систематического их посещения, можно констатировать, что налаживание системы общественного контроля требует привлечения большого количества как людских, так и финансовых ресурсов.

Так, при формировании групп визитирования приходится сталкиваться с недостаточным числом лиц, во-первых, желающих, во-вторых, способных принять участие в визите в исправительное учреждение. Так, в идеале, в состав группы визитеров должны входить не только профессиональные юристы, но и врачи, особенно это актуально при посещении лечебного исправительного учреждения. То есть, здесь мы сталкиваемся с проблемой привлечения волонтерского потенциала.

Практика работы правозащитного центра свидетельствует об успешном опыте привлечения к визитированию студентов-волонтеров. Однако состав комиссий должен быть авторитетным в глазах администрации исправительного учреждения.

Нужно учитывать и то, что деятельность по визитированию связана с постоянным анализом ситуации в местах лишения свободы, что также требует привлечения дополнительных людских ресурсов.

Частью решения обозначенной проблемы должна стать децентрализация работы визитеров на уровне региона. Так, в Кировской области в нескольких районах сконцентрирована группа исправительных учреждений (например, в Омутнинском - 4, в Кирово-Чепецком - 3). То есть, на уровне этих районов возможно привлечение дополнительного количества общественных инспекторов, здесь проживающих, которые будут осуществлять общественный контроль без дополнительных затрат времени и денежных средств.

Еще одним из направлений деятельности по общественному контролю должно стать более активное взаимодействие с прокуратурой по надзору за местами лишения свободы, которое может выражаться в проведении совместных визитов. Считаем это важным, прежде всего, потому, что сотрудники прокуратуры наделены значительными полномочиями по организации проверок по поступившим жалобам заключенных, тогда как представители общественных организаций такими полномочиями не обладают.

Как уже отмечалось, для того чтобы посещения представителей общественности не становились подобием экскурсий, их необходимо сочетать с оказанием учреждениям и лицам, там содержащимся, различного рода благотворительной помощи. Как показывает опыт посещений, заключенные нуждаются в получении помощи материального характера.

То есть, имеется в виду не только предоставление благотворительных юридических консультаций, но и, например, письменных принадлежностей, почтовых конвертов, медикаментов и т.п.

Сбор такой помощи - это отдельное и, к сожалению, пока еще недостаточно развитое направление деятельности, сопутствующей визитированию. Однако, учитывая состав вновь сформированного Общественного совета при начальнике УИН Минюста России по Кировской области по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы, развитие подобной деятельности становится вполне возможным.


[*] Калинина Елена Геннадьевна, юрисконсульт Кировского правозащитного центра. (вернуться)

[2]Так, по данным УИН, в состав УИН Минюста России по Кировской области входит 16 подразделений. Из них 14 подразделений, в которых содержится спецконтингент:

  • Исправительная колония особого режима - 1;
  • Исправительные колонии общего режима - 3;
  • Исправительные колонии строгого режима - 3;
  • Исправительная колония общего режима (для женщин) - 1;
  • Воспитательная колония - 1;
  • Колония-поселение - 1;
  • Лечебно-исправительная колония - 1;
  • Следственные изоляторы - 3.

При этом здесь не учитываются так называемые "лесные учреждения". (вернуться)

Назад Вперед
О проекте Технологии Документы Библиотека АГИ Консультации Вестник

© "Ассоциация гражданских инспекторов"
614000, г. Пермь, ул. Большевистская, д. 120а, оф. 308,
тел. (3422) 36-40-63, 36-43-54, e-mail: palata@prpc.ru

На сайт ПРПЦ-ПГП

Рейтинг ресурсов УралWeb